facebook youtube
Последние новости

"Нужно перестать воспринимать население как некое быдло, за которое можно все решать"

Интервью с Лукпаном Ахмедьяровым, журналистом «Уральской недели»
Специально для Коалиции «Дети или нефть?»

В 2015 году было принято решение о переселении поселка Березовка, пострадавшего от деятельности месторождения Карачаганак. Чем переселение Березовки отличается от переселения Тунгуша (еще одного поселка, расположенного в опасной близости к месторождению Карачаганак – Редакция), которое происходило в 2003 году?

Л.А.: Тунгуш переселяли совершенно по-другому. В Березовке сейчас бурно обсуждается процесс переселения. Появились свои лидеры, активисты. В Тунгуше этого не было. Так получилось, что люди были поставлены перед фактом – мы вас переселяем. Вот вам дом. Это был выбор без выбора. Тогда власти и КПО, который это все финансировал, по большому счету, занимались популизмом. Людей просто купили хорошей картинкой. Когда они переехали, то увидели, что есть масса других вещей, которые им никто не объяснял. Людям пришлось как-то адаптироваться к жизни в городе, находить работу, зарабатывать. Люди из одного контекста были вырваны и переселены в другой, где их никто не ждал. Когда они оказались в условиях города, выяснилось, что их прежний образ жизни кардинально отличается от того, что им предлагается сейчас, что им как-то надо переформатировать свое мышление, что их навыки и умения, которые им приносили какой-то доход в поселке, в городе оказались абсолютно бесполезными.

Сход жителей Березовки

Вот это, наверно, было самым большим шоком. Это главное, чем отличается переселение Тунгуша от переселения Березовки. В Березовке больше возможности подготовиться не только физически и материально, но и морально, психологически. Малый бизнес, предприниматели, они уже сейчас задают вопрос – вы нас переселите, а чем мы зарабатывать будем, вы нам предоставите возможность вести бизнес, есть какие-то гарантии?

Население Березовки очень неоднородно. Есть люди, которые хотят переехать в квартиры, есть, те, кто хочет получить земельный участок и чтобы им построили там дом. Есть люди, которые говорят: нам не нужно ни то ни другое, дайте нам деньги, и мы сами решим, как с этими деньгами разбираться. Главное, чтобы компенсация была адекватной и справедливой. Интерес у людей абсолютно разный, и это нормально.

Скорая помощь увозит одного из детей после потери сознания и судорог

Вопрос с переселением Березовки решали долго - с 2001 года. Сначала власти сказали, что надо переселять, потом были всякие махинации, я по-другому назвать это не могу, когда санитарно-защитную зону (СЗЗ ) то расширяли, то сокращали до 3-х км лишь бы Березовку не переселять. Все это время люди продолжали травиться. Они вдыхали, как и прежде, все эти запахи и выбросы. Массовое отравление детей в ноябре 2014 года – это следствие того, что власти очень долго принимали решение.

Но есть один позитивный момент. За все это время люди в Березовке стали понимать силу и значимость гражданского общества. За это время там появилась организация «Жасыл дала» Светланой Аносовой. Сейчас там есть еще и другие лидеры.

Госпитализация пострадавшей девочки из Березовки

Как вы оцениваете идею властей и КПО создать из жителей комитет по переселению?

Л.А.: Власть в Березовке демонстрирует предельную прозрачность, приехала оценочная комиссия, березовцы действительно влияют на эту оценку, если они не согласны, то они могут прийти в комиссию и обжаловать оценку. Власти привлекли НПО, которые работали с населением – проводили фокус-группы, социально-экономические исследования. Это тоже позитивный шаг.

Когда люди оторваны от принятия решений, когда власть берет на себя всю ответственность, то люди потом начинают возмущаться. И властям и КПО нужно научиться делегировать населению полномочия в процессе переселения, разделять с ним ответственность. Нужно перестать воспринимать людей как некое быдло, за которое можно все решать. На самом деле они не быдло, население Березовки очень ответственно. Люди понимают значимость того, что сейчас происходит. И они хотят принимать участие в решениях.

Как вы оцениваете заявление заместителя премьер-министра Казахстана Сапарбаева, что причина отравления детей - это школьная котельная?

Месторождение Карачаганак

Л.А.: В ситуации с Березовкой действия властей на протяжении последних месяцев были непоследовательными. Сразу после того как произошло отравление детей в ноябре 2014 года, в декабре приезжает прокурор и говорит, что начата провера и уже есть данные, что на месторождении накануне отравления были выбросы. Люди поняли, что причинно-следственная связь установлена – были выбросы и дети отравились.

Потом медики вдруг начали делать абсолютно безответственные заявления: дети симулируют обмороки под влиянием родителей и это не связано с выбросами. Потом прокуратура через 2 месяца заканчивает проверку и опять заявляет, что были выявлены нарушения. Более того, на КПО был наложен многомиллиардный штраф за выбросы. И люди опять уловили эту причинно-следственную связь.

Затем опять несколько месяцев шли вялотекущая проверка и сходы граждан, на которых власть дает понять – нет связи между отравлением детей и месторождением, мол, дети отравились чем угодно, возможно газовым баллончиком.
В начале июня 2015 года представители власти опять приезжают, проводят сход и говорят мы оштрафовали КПО – больше они травить не будут, мы приняли решение, что поселок надо переселить, но это никак не связано с отравлением в ноябре 2014 года. Это из-за того, что КПО расширяет свою деятельность и СЗЗ.

Граница санитарно-защитной зоны месторождения

Наблюдается явное двоемыслие и непоследовательность. Люди видят, что их просто держат за дураков. То так говорят, то эдак. И вот приезжает Сапарбаев и выдвигает еще более дикую версию, что якобы дети отравились из-за котельной в поселке. У нас 90% поселков в Западно-Казахстанской области (ЗКО) такими котельными отапливаются – школы, социальные объекты, и что-то я не припомню, чтобы в других поселках дети падали в обморок. Тот же самый газ, те же котлы, так же управляются, та же климатическая зона. Это же очевидно, что идет откровенное наглое вранье. Причем устами очень ответственного человека, который занимает немаленький пост. И после этого власти при каждой встрече не забывают говорить населению Березовки, про правовую безграмотность и нигилизм. Однако жители Березовки сейчас демонстрируют большее уважение к закону, чем власти. Во всяком случае, они не врут и не пытаются назвать черное белым.

И самое главное - жителям Березовки до сих пор упорно говорят, что отравление никак не связано с месторождением. Но некоторые жители Березовки свозили своих детей в Москву. И московские врачи однозначно говорят, что дети подверглись отравлению токсичными газами. А какие токсичные газы могут быть рядом с месторождением? Ответ очевиден.

Как по-вашему - почему государство всегда выступает на стороне корпораций?

Л.А.: Во время всей этой многолетней эпопеи с переселением Березовки ее жители чувствовали, что местные власти и правительство РК защищало лишь интересы КПО. Власти очень легко шли на изменение радиуса СЗЗ. Переселение жителей Березовки не было в интересах консорциума. Значит нужно было сократить СЗЗ и никого не переселять.

В интересах КПО было получить международный кредит и доказать свою социальную ответственность – власти охотно этому способствовали.

Когда жители обратились в суд, чтобы доказать свою правоту, что сделал наш суд? Занял позицию, лояльную к КПО, и очень долго в судах жителям пришлось доказывать, что они страдают от деятельности консорциума.

Школьная котельная

Люди прекрасно понимают, что для казахстанских властей и КПО Березовка - это разменная монета. Когда правительству нужно чего-то добиться от КПО, оно начинает спекулировать темой СЗЗ и Березовки. Добившись своего, правительство снимает вопрос с переселением.

Когда три года назад нужно было включить в консорциум «Казмунайгаз» (КМГ), а в КПО этого не хотели, власти начали спекулировать темой Березовки – оказывается, там опять отравление, люди страдают. В миг власти стали социально ответственными, вспомнили о своих согражданах, начали выявлять нарушения и т.д., даже возбудили уголовное дело, против одного из инвесторов - BG Group. В итоге компания уступила КМГ долю в 10%. Решился этот вопрос – опять в Березовке все спокойно и хорошо.

И вот дело дошло до отравления детей. Случилось событие, на которое просто нельзя уже было закрывать глаза. Как все это происходило? Первую информацию о том, что в Березовке произошло массовое отравление, как это не удивительно, мы узнали из областного акимата. Им стало вдруг выгодно продемонстрировать свою открытость.

Ясно, что тогда дело тоже было вовсе не в интересах жителей Березовки, просто проблемы поселка стали выгодно ложиться в контекст тех требований, которые власти предъявляли к консорциуму. Я хорошо помню, что за три месяца до отравления, в конце лета 2014 года в Аксай приезжал Министр нефти и газа Узакбай Карабалин и встречался с инвесторами. И я предполагаю, хотя это выглядит как домыслы, он тогда и озвучил требования властей к КПО, добавив, что если консорциум их не выполнит, они будут ждать первого повода на него надавить. И вот 28 ноября 2014 года происходит трагедия.

Лукпан, что же все-таки дала разработка Карачаганака местным жителям, области, стране?

Мирная жизнь села

Л.А.: Когда в 1997 году здесь появились иностранные компании, тогда нефтеразработка преподносилось как несомненное благо. Мол, приехали иностранцы, и мы на них будем зарабатывать деньги. Потом наступил период отрезвления, все начали понимать, что наличие иностранцев не гарантирует безбедную жизнь, что компании работают в рамках своих экономических интересов. Потом в 2001 году люди узнали, что компании будут платить социальные взносы и на эти выплаты будут реализовываться социальные проекты. И это единственное, что жители ЗКО получают от присутствия иностранных компаний – построен ледовый дворец, отремонтированы дороги, строятся объекты социальной значимости. Это все очень радужно преподносилось. Но уже в самом начале было очевидно, что распределение социальных выплат происходит крайне непрозрачно и общественность к этому распределению никакого доступа не имеет. Как распределять деньги и что на них строить, решали – аким области, правительство и КПО.

Когда был поставлен вопрос о включении в эту работу общественности, были созданы несколько карманных НКО. Как следствие, на протяжении последних лет мы сталкиваемся с тем, что на социальные выплаты КПО реализуются проекты, которые лишь условно можно назвать социальными. В области, где никогда не было ни одного теннисиста, вдруг начал реализовываться проект теннисного корта. Выяснилось, что один из руководителей КПО со стороны Казахстана одновременно является одним из соучредителей компании «Казжобала», которая давно и систематически выигрывает у КПО подряды на изготовление проектных документов по всем социальным проектам. Коррупция махровая, ничем не прикрытая и никто ее не стесняется. Потом с помпой был реализован проект дворца бракосочетания, тоже якобы социальной значимости. Сейчас до сих пор не можем разобраться, кому он принадлежит и кому передан в доверительное управление.

Сейчас обсуждается проект строительства 5-ти звездочной гостиницы, которая тоже скорее всего будет построена на деньги КПО. Какое отношение это имеет к социальным проектам?! У нас масса социально значимых задач – это строительство дорог в отдаленные районы, лечение детей которые нуждаются в экстренной медицинской помощи! Нужен центр для детей с ДЦП, их у нас в области 2000 человек. Ничего такого не было сделано, а помпезные проекты - пожалуйста!

А самый апофеоз всего этого был 3 года назад, когда на деньги КПО был построен трубопровод-теплотрасса от станции до 7-ого – 9-ого микрорайонов. Эта труба стоила 2 млрд тенге (почти 6 млн долларов – Редакция). Трубу закопали и уже три года она бездействует, так как выяснилось, что она построена с нарушениями, что подрядчик поставил не те трубы и они не могут осилить необходимое давление. 2 млрд. тенге закопали в землю. Не было заведено уголовного дела, не было даже ни одной проверки. На сайте КПО есть список социальных проектов, реализованных в ЗКО, но этой трубы там нет. КПО стыдиться этого, им неловко признаться, что они профинансировали проект, который не работает.


Crude Accountability
Меню сайта