facebook youtube
Последние новости

Газ вопиющего в пустыне

Жители села Берёзовка Западно-Казахстанской области навсегда покидают свой посёлок. Официально это связано с расширением производства газоконденсатного предприятия КПО. Неофициально ― с тем, что дети в Берёзовке до сих пор продолжают падать в обморок. Теперь сельчане задаются вопросом: когда и куда их будут переселять и могут ли люди рассчитывать на компенсацию?

Пётр Троценко, Уральск – Берёзовка, специально для Vласти

Фото автора

Сероводород и ядерные взрывы

Разговор о переезде начался с ноября прошлого года ― тогда около 30 детей попали в больницу с признаками отравления токсическими веществами. Местные жители давно жаловались на сильный запах сероводорода по вечерам, а отравление детей стало последней каплей в чаше их терпения. В 2014 году Берёзовку и зону экологического риска разделяло несколько сотен метров, но сельчане считали, что это не мешает вредным выбросам с месторождений достигать территории посёлка. Берёзовцы написали письмо Нурсултану Назарбаеву с просьбой переселить их подальше от месторождения Карачаганак.

Этим летом стало известно, что Берёзовку переселят. Причиной было названо расширение производственной деятельности КПО: Берёзовка наконец-то попадает в санитарно-защитную зону. А это значит, что в скором времени берёзовцы всё-таки покинут свой посёлок.

Новость о переезде сельчане восприняли с сомнением. Подавляющее большинство из Берёзовки уезжать не хочет ― их тут всё устраивает. Всё, кроме экологии. Ещё в селе наблюдается высокий уровень недоверия к власти: люди считают, что их обманывают буквально на каждом шагу и боятся, что от этого переезда станет только хуже.

По сельским меркам Берёзовка считается большим и вполне преуспевающим посёлком: несколько крестьянских хозяйств, магазины, клуб. Недостатка в рабочих местах тоже не наблюдается: кто-то разводит скот, кто-то трудится на месторождении, кто-то ездит на работу в Аксай. До недавнего времени на территории Берёзовки функционировали ещё две строительные организации, сотрудничающие с КПО - «Жайыксельстрой» и «Ареал», но недавно они приостановили все работы.

Лидия Петровна Самара живёт почти на окраине посёлка. Ещё три-четыре дома – и мы оказываемся на берегу маленькой живописной речки, откуда хорошо видны белые башенки. Это газовые вышки Карачаганака. Местные жители считают, что на самом деле газовые вышки расположены гораздо ближе официальных пяти километров. А ещё в тёмное время суток факелы над башнями горят так ярко, что освещают посёлок. Днём же добыча газа угадывается по облаку дыма, поднимающемуся над месторождением.

- Обидно, когда говорят: мол, вы, берёзовцы, спекулируете на своём местоположении ― хотите квартиры в городе получить, – говорит Лидия Самара. - Да не хотим мы никуда переезжать, но деваться уже некуда, видите, что происходит. Несколько дней назад на месторождении опять выброс был, очень сильно пахло сероводородом.

Чтобы замерять количество вредных веществ в атмосфере, по всему селу установили станции экологического мониторинга. Жители посёлка считают, что этим станциям верить нельзя, да и вообще сомневаются, что они работают.

С экологией в Берёзовке всегда было неважно. Например, в 1983-84 годах в районе Карачаганака произвели шесть подземных ядерных взрывов, с помощью которых были созданы ёмкости для закачки углеводородного сырья. Известный казахстанский физик Иван Яковлевич Часников ещё в девяностые годы заявлял о том, что со временем в образовавшиеся после взрывов подземные полости просочилась вода, и «началась миграция продуктов ядерных взрывов по водным горизонтам».

Консультант экологической организации Crude Accountability Сергей Соляник слышал об этих взрывах, но подчеркнул, что вопрос о том, насколько они могут повлиять на здоровье людей, весьма сложный.

«Там пытались создать подземное хранилище для газа, но попытка не увенчалась успехом, - отметил в телефонном разговоре Соляник. - Там была проведена рекультивация, и, насколько я знаю, опасности этот объект не представляет. Впрочем, здесь возникает и другой вопрос: изучал ли кто-нибудь состояние грунтовых вод?»

Соляник отметил, что ситуация в Берёзовке и по сей день остаётся критической. Вместе с коллегами-экологами он поднимает вопрос о выплате компенсаций берёзовцам не только за переезд, но и за то, что в течение многих лет добыча газа наносила непоправимый урон их здоровью.

- К сожалению, сейчас власти не поднимают вопрос о компенсации ущерба здоровью. И что бы там власти ни говорили, мы продолжаем пребывать в полной уверенности, что это влияние добычи газа на Карачаганаке, - заключил Соляник.

Кому в Берёзовке жить хорошо?

Будущим переселенцам предлагают для переезда несколько мест ― Аксай, Бурлин или Аралтал (пригород Аксая). В конце июня в Берёзовку приезжала комиссия с целью выяснить финансовое положение семей, узнать, чем живут люди. После отъезда комиссии вопросов у сельчан стало ещё больше, чем до её приезда. Во-первых, как быть с теми, кого не устраивает ни один из вышеуказанных населённых пунктов? Во-вторых, если жителям будут выплачивать компенсацию за жильё, то каким образом будет рассчитываться сумма? В-третьих, что делать тем, у кого в Берёзовке свой бизнес?

- Даже первичная комиссия, которая у нас проходила, должна давать элементарные ответы, а не задавать глупые вопросы, - говорит жительница Берёзовки Наталья Бульдина. - Например, спросили: сколько вы лампочек истратили за полгода? Да я разве считаю эти лампочки! Или сколько денег вы потратили на лекарства? Рыбачите вы или нет? Сколько бензина сожгли за полгода? Как вы развлекаетесь? В гости, конечно, ходим, но в Турцию не летаем. Да и вообще не совсем корректно спрашивать сельского жителя о развлечениях.

Бульдина ― владелица универсального сельского магазина, в котором можно купить всё ― от булки хлеба до молотка. Уже 16 лет семья Бульдиных живёт за счёт своего небольшого бизнеса и вопрос о переезде стоит для них особенно остро ― ведь с переездом они потеряют и доход.

- Почему не создать отдельную комиссию для индивидуальных предпринимателей, - задаётся вопросом Наталья. - Например, у меня дом и магазин в одном дворе. Кто мне это предоставит? Никто! А по идее, нам должны найти идентичную площадь и место, через которое худо-бедно могут идти покупатели. Мы задали комиссии вопрос: что нам делать? Нам ответили: пишите, жалуйтесь в вышестоящие инстанции. Но почему я должна бегать и жаловаться? Это же вынужденное переселение!

По словам Натальи, всех жителей волнует ещё один вопрос: как будет оцениваться их недвижимость? Если продать дом в Берёзовке, то в Уральске на эти деньги можно будет купить разве что комнату в общаге.

- Первичное анкетирование было некорректным, - считает Бульдина. - Кто-то не хочет в Аксай, мне не нужен Бурлин, а в Аралтале вообще ещё ничего не построено. Но если в договоре есть слово «компенсация», то комиссия должна учитывать рыночную стоимость, а не то, за какую цену можно продать дом в селе. Если мне дадут 25 тысяч долларов за дом, то что я могу купить? Бомжом останусь.

А дети продолжают падать

А вот для жителей Берёзовки, чьи дети до сих пор теряют сознание, переезд стоит далеко не на первом месте. Главное ― вылечить детей. Но как заняться полноценным лечением, когда нет точного диагноза? Одиннадцатилетний Темирлан Темиргалиев проходил обследование в нескольких городах Казахстана, но это ничего не дало. Сейчас у ребёнка появился нервный тик, периодические головные боли и боли в области груди.

- Сын говорит, что у него в височной части словно черви копошатся, - рассказывает отец Тлек Темиргалиев. - Мы проходили обследование в нескольких казахстанских клиниках, и в каждой из них нам ставили разные диагнозы. В феврале мы были в Алматы, собирался консилиум из профессоров, во время беседы врачи нам сказали: вы часто говорите о переселении, ребёнок вас слушает и хочет помочь ― имитирует обмороки, судороги. Какой смысл проходить обследование, если врачи безо всяких анализов обвиняют моего ребёнка в симуляции?

Родители считают, что выход только один ― ехать на обследование в Россию. Именно так и поступила Татьяна Щербинина. У её дочери Яны до сих пор случаются потери сознания, судороги и даже галлюцинации. Под рукой у родителей всегда находится кислородная подушка ― без её помощи девочке очень трудно прийти в себя. А ещё у неё начали сильно выпадать волосы. В июне Яну обследовали в московской клинике им. Сперанского, где врачи пришли к единому выводу: у ребёнка токсическая энцефалопатия ― отравление солями тяжёлых металлов.

- Мы привезли оттуда официальное заключение врача, но здесь почему-то эту бумагу ставят под сомнение, - говорит Татьяна Щербинина. - Теперь нам нужно ехать на полное переливание крови. Врачи говорят, что это неизбежно. А ещё нам сказали, чтобы мы переезжали из этого места как можно дальше ― иначе никакое лечение не поможет. Вот нам предлагают переехать в Аксай, но от этого тоже ничего не изменится ― там очень загрязнённый воздух.

До сих пор не выдвинута окончательная версия, способная объяснить, отчего дети до сих пор теряют сознание. 10 июля заместитель премьер-министра Бердыбек Сапарбаев заявил в Астане, что, согласно последним данным, в атмосфере Берёзовки вредных веществ не обнаружено. Зато дымовая труба школьной котельной не соответствует стандартам, так что причина отравления могла заключаться именно в ней. Жители Берёзовки считают это очень неубедительной версией и разрушают её прямо на глазах.

- В этой котельной уже идёт очищенный газ, о каком отравлении можно говорить? - говорит бабушка Яны Таисия Прохорова. - Дети травятся из-за месторождения, мы же не глупые! А котельная уже пятнадцать лет работает круглосуточно с осени до весны. Почему нет дальнейших отравлений? Пусть правительство ответит на этот вопрос! Конечно, КПО невыгодно признавать свою вину, ибо в этом случае они должны платить штрафы, но дети могут остаться инвалидами, потому что у большинства родителей денег на лечение нет!

С проблемой нехватки денег столкнулся и Тлек Темиргалиев, который тоже хочет везти своего сына в Москву на обследование. Ему обещает помочь односельчанин Казбек Ирмикбаев. В тот день Казбека в Берёзовке не оказалось – у его дочери снова был приступ и он срочно повёз её в районную больницу. Мы встретились с Казбеком уже в Аксае, когда опасность миновала, и девочка пришла в себя.

- У дочери был опять приступ удушья, потеря сознания и сильные головные боли. Но мы не каждый раз обращаемся в больницу. Научились справляться сами: холодная вода, полотенце, доступ свежего воздуха.

Сейчас дочь Казбека Ирмикбаева живёт в Аксае у родственников, в этом году она окончила школу, поступила в институт. Отец заботится о том, чтобы она как можно реже приезжала в Берёзовку.

- Сначала нам поставили диагнозы «эпилепсия» и «подростковая истерика, связанная с переходным возрастом», - рассказывает Казбек. - На тот момент девочке было уже 17 лет. Токсикологического отравления выявлено не было. Я был в шоке. Мы ездили в Оренбург, там девочке сделали энцефалограмму головного мозга, и эпилепсия не подтвердилась. У дочки есть в мозгу два небольших очага поражения, но врачи не смогли определить причину их появления, сказали, что нужно обследоваться в более крупной клинике. Я собрал нужную сумму денег ― вместе с Тлеком поедем в Москву, надеюсь, там нам помогут.

По словам Казбека Ирмикбаева, несмотря на то, что многих детей до сих пор продолжают беспокоить головные боли, проявляющих инициативу родителей в Берёзовке почти не осталось.

Нет причин для беспокойства

Заместитель акима Бурлинского района Кайрат Утегенов дал понять, что берёзовцам ещё рано сомневаться или возмущаться, поскольку работа по переселению только началась. Поэтому и жителей выслушать успеют и сумму компенсации посчитать.

- Людей никто не ограничивает. Если они хотят жить в Алматы, Астане или Семипалатинске, то свободно могут получить компенсацию и ехать, куда им угодно, - говорит Утегенов. - Схема расчёта компенсации в данный момент в разработке, потому как это требует детального и более глубокого изучения в связи с тем, что в разных регионах Казахстана, да и даже внутри нашей области разные цены на недвижимость. Оценивая недвижимость в Берёзовке, мы должны понять, какой коэффициент расчёта следует применять.

Чиновник рассказал, что в новую санитарно-защитную зону, которая будет действовать с 1 января 2018 года, вошли сёла Берёзовка и Бестау. В связи с этим министерством энергетики было инициировано перед правительством постановление о переселении этих сёл, которое появится в ближайшие две недели. После этого жителям будет предложено добровольное переселение. Кроме того, районный замакима объяснил, почему в первичном анкетировании жителям предложили только три населённых пункта.

- Вариант Аралтала был предложен в связи с тем, что там уже разработан план детальной планировки на 1430 участков, подведено электричество и есть проектно-сметная документация на газо- и водоснабжение. Эти участки предназначались для очередников на землю, но в связи со сложившейся ситуацией мы предложили эту землю берёзовцам. Также были предложены квартиры в городе Аксай, потому что здесь мы имеем план детальной планировки на строительство многоэтажных домов. Если переезд будет срочным, то есть частный застройщик, который как раз заканчивает строительство своих домов.

На вопрос, помогут ли власти в лечении берёзовских детей, заместитель акима ответил следующее:

- Насколько я знаю, следствие продолжается до сих пор, и поэтому я не уполномочен говорить о том, с чем связано самочувствие детей. В нашем государстве принято так: люди обращаются в больницу, если их не могут вылечить местные врачи, то, значит, согласно установленных законом нормативно-правовых актов, они становятся участниками квот на лечение в различных клиниках. Насколько я знаю, ни под какие квоты обращавшиеся люди не попали.

И всё же не Аксай

Аксайская журналистка Ирина Шуклина неоднократно публиковала статьи, посвящённые экологическим проблемам района. Она была одной из первых, кто приехал в Берёзовку после массового отравления детей. Ирина тоже видит связь между заболеваниями детей и выбросами вредных веществ в атмосферу.

- Никакая это не котельная, как сейчас утверждают, - убеждена Ирина. - Дело в том, что школа находится в низине, поэтому сероводород или выброс каких-то других токсических веществ, которые тяжелее воздуха, скопились именно там. Что касается переселения в Аксай, то люди считают наш город ничем не лучше Берёзовки, потому что экология здесь тоже плохая. На мой взгляд, они правы. Микрорайоны часто страдают от ночных запахов сероводорода. Считаю, что лучше решить вопрос компенсацией: людям выплатят деньги за жильё, а куда переезжать ― это уже их дело.

Источник:

http://vlast.kz/regiony/12318-gaz-vopiusego-v-pustyne.html


Crude Accountability
Меню сайта